Отчет экспедиции По пляжам Карского моря

Прислушайся к вьюге, сквозь десны процеженной, Прислушайся к голой побежке бесснежья. Разбиться им не обо что, и заносы Чугунною цепью проносятся понизу Полями, по чересполосице, в поезде, По воздуху, по снегу, в отзывах ветра, Сквозь сосны, сквозь дыры заборов безгвоздых, Сквозь доски, сквозь десны безносых трущоб. Полями, по воздуху, сквозь околесицу, Приснившуюся небесному постнику. От зубьев пилотов, от флотских трезубцев, От красных зазубрин карпатских зубцов. Он двинуться хочет, не может проснуться, Не может, засунутый в сон на засов. Как назем огородника, Всю землю сравняли с землей на Стоходе. Не верит, чтоб выси зевнулось когда-нибудь Во всю ее бездну, и на небо выплыл, Как колокол на перекладине дали, Серебряный слиток глотательной впадины, Язык и глагол ее,- месяц небесный.

Кайт-Одиссея сквозь бури и боль"По пляжам Карского моря"

Где были вы, когда беда и горе Попрали всё на родины просторе, Когда сброд пировать под вражьим стягом Сел, гниль души теша зловонной брагой. Клеймо раба прожечь на грязных лицах, Горячей кровью вдоволь насладиться, Вгрызаясь в плоть, срывая маски фальши, За валькнутом штормов держать путь дальше. Убить, распять ничтожество и мерзость, Сомнения, что горло, волей резать, Тщедушию и спеси приговором В душе Вотан и в сердце моём Донар.

Насилья хмель пьянит свободы птицу, Здесь нет рассвета в каменной темнице, На зов войны копьё взлетает в небо, Отцу побед мечи возносят требу. Где, тошнотворный смерд, взывал ты к богу, Ты там все идеалы сам и продал За зрелища и хлеб воров, торговцев, За вкрадчивую лживость инородцев. Где были вы, когда беда и горе Топили род богов в кровавом море, За грязь и трусость, подлость в блеске злата Слепа и неминуема расплата.

Но ветер легко одолел ее слабые руки, а дождь еще неистовее приникла к дыре, брезент, повинуясь яростному порыву ветра, распахнулся на мгновение. Грузовик, рыча и окутываясь дымом, упорно прорывается сквозь завесу Но птенцам, несмотря на страх, любопытно выглянуть из гнезда: что же.

Дети бури все его тело было слегка напряжено, как будто в готовности к прыжку. Увидев, кто пришел, он опустил оружие и спросил: Взглянув через плечо телохранителя, она увидела, что дети были в постели, но еще не спали. Теперь я решила использовать более прямой подход. Этого она не ожидала. Поскольку я не мог проследить эту ниточку до Гваделупы, он по моим указаниям сделал все, что нужно. Он предложил основную кандидатуру на роль подозреваемого, но мне пришлось ждать, пока этот человек сам не оступится, сделает неверный шаг.

Последовала ужасная тишина, затем оба пожелали друг другу спокойной ночи, и Соня ушла к себе в комнату. Она легла в постель, думая, солгал ли ей Сэйн или действительно сказал всю правду. Кроме того, она размышляла, неужели Блендуэлл нарочно направил телохранителя по ложному следу, как это предположил Билл Девушка никак не могла найти удобного положения, все время вертелась и металась в постели, поворачивалась то на один бок, то на другой, но ни разу не легла на живот: Металлические кнопки джинсов врезались в бедра, шею еще слегка саднило, но все-таки основной дискомфорт вызывали не физические неудобства, а душевное состояние.

День прошел, а она так и не написала свое заявление об увольнении. Конечно, если бы даже и написала, его некому было бы отдать, ведь Джой Доггерти так и не вернулся этим вечером из Калифорнии, как она думала, когда в первый раз решила уйти со своей должности.

Боль, болезнь, смерть и их преодОление в стихах Миркиной"Представляю вашему вниманию и обсуждению эту нелегкую тему, в надежде, что мужественная духовная поэзия летней женщины, поможет кому-то из вас преодолеть жизненные невзгоды и испытания и зачерпнуть пригоршню из того океана Духа, которому всей душой распахнута Зинаида Александровна Миркина. Эту тематическую подборку из разных ее сборников начну с последнего -"Чистая страница" - недавно размещенного в сети.

Ни до, ни после я не встречал такого интенсивного, одержимого, обильного творческого процесса. Сегодня, когда много пишут мастеровитых, интеллектуальных, филологичных текстов, Зинаида Миркина может кое-кому показаться анахронизмом: Стихи для нее — не литература в общепринятом смысле слова.

С порывом ветра меня на несколько шагов отбросило нахрен через холод и боль, через ветер, снег и летящие в лицо осколки льда . Так же, как и не думала о страхе, которы след-в-след за моим плечом.

В истошном крике зародится новая идея, Ознаменующаеся средь иных измышлений словно королева, Когда все иные доводы силы оставят, Она таинственным блеском в темноте воссияет Предвещаемый крах текущей эпохи ознаменует колокола звон О коем в будущем расскажет нам полный откровений, таинственный сон Трона ледяного слезами во времени навечно застыв, Солнца нового лучами от глаз чужих его наследие укрыв Свершенным ранее делам облик новый придавая, Жизни без разочарований ход в мир наш посылая Грацией небывалой будущее благословляя, Из пепла фениксу подобно взор пророческий возрождая, Извечным ходом времени вновь цикл нам знакомый действо небывалое свершил Иным шансом на великие деяния в новой эпохе меня он благословил.

Сказание о монолите грозном , что четыре имени имел В потемневших небесах звезду сияющую отыскивая взором, Искал я знак, что мне укажет тайный путь, скрывающийся за судьбы покровом, И был я предупреждён о повсеместно излагаемой человеком лжи, Шёпотом едва уловимым, нежданно изъявившимся в ночной тиши. И осознание того, что ты подобен на марионетку в цепких лапах бытия, Глубоко ранит и покидает в тягостных думах на земле тебя Ничего не осталось в тех местах, что род человека посетил, Каждое из них он тёмными деянями к угасанию ежечасному приговорил, Хладной монолит в тех измышлениях мои слёзы впитал, Жизни исток для себя он в них изобрал.

Он четыре проклятых имени имел, Откровенность, боль, подстыдство и печаль, чьих ликов никто из живущих никогда не зрел, На душе и во плоти моей они высечены были, Когда как выть в ночи волки позабыли За гранью того, что мои очи могут увидать, Мириады образов трагичных из небытия в нём способен был я созерцать, Отчаянно вожделев отыскать на его лике эссенцию первозданной мирской чистоты, Измышлений таинственных достигая разумной черты.

Но был я в том пути разочарован и надежда на его искренность покинула меня, Узрел я лишь эгоистичные мотивы, что поглотить искателя желали навсегда, Даруя ему вконец усилий всех образ исгнивающий, Плотоядным червям в недрах проклятых земель бренное тело возлагающим. Невосполнимое, и в тот же час нерушимое бремя, Сольётся с невыносимой болью, образуя собою мёртвое семя, Из коего древо взрастёт, что рукой человека никогда тронуто не будет, И о природе которого никто уже и никогда не позабудет.

Читать онлайн"Травень-остров" автора Семенов Алексей - - Страница 136

Николай Воронков - Порыв ветра [СИ] Уселась рядом с мальчиком, но тот ни словом не попрекнул за мои попытки выбраться. Просто сидел, неподвижно глядя перед собой. Чувствуя себя полным ничтожеством, стала искать выход из положения. В какой-то момент даже появилась мысль обгрызть свои чуть отросшие ногти и использовать их в качестве иголок.

Из него иногда выходят призраки, одни несут нам боль и страх, . затянуло тучами, чами налетел порыв ветра, деревья застонали.

Анемофобия — страх ветра Причем страдающий этим видом фобии не всегда может объяснить, чем она могла быть вызвана. На нервной системе и психике человека этот навязчивый страх может отражаться в ограничении его повседневной деятельности, вплоть до полной нетрудоспособности, однако, большинство тех, кто испытывает этот страх, рано или поздно к нему привыкают и считают это обычным положением дел.

Как проявляется страх ветра? Те, кто страдает анемофобией, могут испытывать волнение от малейшего сквозняка, дуновения ветра, сушилки для рук в общественном туалете, использования фена, да и вообще всех явлений, так или иначе связанных с ветром. Комфортнее всего такие люди ощущают себя в закрытых помещениях, где нет ни одной щели, а, значит, нет и источника боязни.

Но стоит выйти на улицу или долго простоять на остановке в ожидании автобуса, настроение сразу же падает, появляются лишь мысли о том, как поскорее сесть в автобус и доехать до дома. Добравшись до своего жилища, человек снова чувствует себя спокойно, к нему возвращается хорошее настроение. Симптоматически этот страх проявляется у всех по-разному, но схожесть заключается в учащенном биении сердца, одышке, появлении сухости во рту. Также может возникнуть тошнота и лихорадка. Все это, если не изолировать страдающего анемофобией от источника его страха, может перерасти в панику, с чем ему будет трудно справиться самому.

Боль, болезнь, смерть и их преодоление в стихах Миркиной

Поздним вечером Виолетта неожиданно вспомнила, что забыла на работе сумку и мобильный телефон. Поэтому, она пулей вылетела из подъезда своего дома и побежала по направлению к зданию, вырисовывающемуся неподалеку среди пышной зелени каштанов. Благо, что работа находилась рядом с ее домом. Запыхавшись, она распахнула дверь офиса и облегченно перевела дух: Как это ни странно, в офисе царила суматоха. Сослуживцы сновали от стола к столу, обслуживая посетителей.

упасть от малейшего порыва ветра. Пустые рамы напоминают глазницы мертвеца, сквозь которые видно устройство его черепной силуэты пытающихся спастись местных жителей, чувствовал их боль, отчаяние и страх. Страх.

Предлагаем вам отчет этой поездки, собственноручно составленный ее участниками. Вертолёт уносил нас в сторону дома, Се-Яха спряталась от наших взоров в клубах снежной пыли, поднятой вертолётом при взлёте, а потом в низко плывущих облаках. Бескрайние просторы тундр и Карского моря оставались где-то внизу. А до этого была борьба, падение и травма, тяжкое осознание, что нужно возвращаться, спасательная партия наших друзей ненцев Стаса и Славы, неутешительный диагноз, и долгое ожидание погоды и того самого вертолёта, что сейчас уносил нас домой.

Баулы и рюкзаки постепенно перекочёвывают в вагон, обретая своё место. Ехать пару дней, а душа уже там, среди тундр, снега и ветра. Вне суеты, где всё просто и сложно одновременно. За окнами плавно менялся ландшафт. Деревья уменьшались, снег прибывал, прибывало и настроение. Долго ли, коротко ли, доехали до Ямала. Время от времени прилипали к окну озирая бескрайнюю ямальскую тундру, проплывавшую за бортом вагона.

Тренировались, чтобы быть в форме Поезд встал посреди тундры, вечер, метель, одинокий фонарь, в общем то всё, как у классика. До нашей станции еще можно сказать, вечность, целых тридцать минут, снаряга ровным слоем раскидана по вагону.

В поисках Радуги или Мистерии Грааля (2)

Введите в форму поиска любое слово или выражение для поиска синонимов, ассоциаций, примеров употребления, контекстных связей и другой полезной информации: Мы слышим слово снег и в нашей голове тотчас же вспыхивают россыпью ассоциации: — это онлайн-карта слов и выражений русского языка. Здесь связи между словами обретают осязаемую форму. При создании сайта мы использовали самые последние достижения в области компьютерной лингвистики, машинного обучения и искусственного интеллекта, опираясь при этом на мощнейшую теоретическую базу русского языка, созданную выдающимися советскими и российскими учёными-языковедами.

Начните своё путешествие с любого слова или выражения, переходя по ссылкам на соседние участки карты.

1 день назад Вчерашний шторм лишь усилился, сейчас ветер непрерывно дует со скоростью за 56 км/ч, а порывы доходят до 90 км/ч. . Мы с Дженной живем по поговорке"боль неизбежна, однако страдание — это .. Понятно, что страхи эти совершенно иррациональны — ничего такого в том, чтобы.

В ответ Зорко, плавно отведя руку с копьем, с силой метнул железную рогатину на ясеневом древке в колдуна. Тот, не ожидая такой прыти и стойкости от противника, только и успел поднять на дыбки коня. Копье вошло глубоко и плотно застряло в угольно-черном теле. Зорко всегда было жаль, если в битве падал конь, но теперь вместо горестного ржания раздался над равниной и холмами вой, точно тысяча волков взвыла разом. Один звук этого воя, услышь его одинокий путник где-нибудь среди холмов или в лесу, мог бы лишить его навеки рассудка — столько ужаса, злобы и ярости было в нем.

Но Зорко видел все, и видел причину этого воя, и не устрашился. Тот, кто был конем, на глазах у него обернулся чудищем с волчьей пастью и змеиной головой, стоящим на четырех чешуйчатых лапах, как у исполинской ящерицы. Чудище похоже было на змея, что венчал собой носы сегванских ладей, но змей сегванский жаждал бури и битвы, а чудище под колдуном рвалось убивать. Копье Зорко ударило коню-змею прямо посредине груди, чуть ближе к брюху, и чудище выло и корчилось, вздувая крутые бока, и тело его ходило ходуном как от лихорадки-трясеи.

Наконец оно взвыло последний раз, вздохнуло… и опало черным облаком дыма. Дым заклубился, заколыхался под едва заметным ветром и улетел к равнине, оставив на земле лишь горсть черного пепла. Древко ясеневое истлело вместе с чудищем, и лишь железный наконечник, раскаленный докрасна, будто только из горнила, шипел, остывая, во влажной траве. И тут же порыв ветра с холмов, холодный и яростный, пригнул траву на равнине к земле, и столь был он резок, что факелы у многих из Феана На Фаин потухли.

Но Брессах Ог Ферт выдержал порыв ветра и, выставив вперед левую руку, раскрыл ладонь.

Глава 1. Сквозь страх и боль иди за мной Автор: Ксения Белова

, . Спасибо, ваше сообщение отправлено. ?

Ирина Зауэр: Порыв ветра: Проблемы начались через . Я запомнила ощущения, как надо было смотреть сквозь крышку шкатулки, а здесь Боль и ужас, страх и отчаянье волнами накатывали со всех сторон.

Она молчит, но нужно ей Всё то же, что душе твоей. Здесь выдающийся философ вместе с поэтом и эссеистом Зинаидой Миркиной ежемесячно вступал с лекциями. Сейчас летняя Зинаида Александровна выступала одна; после — говорили гости. Особенно запомнилось мне выступление поэта Андрея Таврова; он сказал, что благодаря Григорию Соломоновичу понял: Несколько слов сказал и я. Было много цветов… Меня многие спрашивают: Ведь с Григорием Померанцем они были одно целое.

С его уходом могли прийти жуткая пустота, упадок сил, нежелание жить… Нет, всё не так. Зинаида Александровна способна справиться с чем угодно, она очень сильный человек. И выглядит — ничуть не постаревшей. Но все мы стоим перед лицом смерти. И мы, живущие, не можем не страдать, — то есть не принять сораспятие.

Кайт-Одиссея сквозь бури и боль - Отчет экспедиции По пляжам Карского моря

Как мне тебя не хватает! И, как было, поверьте, не будет. Сын ушёл в небеса навсегда, Нас, оставшихся, время рассудит.

Но ветер крепчает, но ветер безумный крепчает, И с голых Белые крылья ветер оближет. Даже бескрылых Мешает в жалость боль и страх. Порывом ветра вдоль домов. Ночные листья Сквозь воротца — в царский дворик.

Я шёл во тьме, сквозь страх и боль Я шел, не видя ничего Я шёл, всё время спотыкаясь Пути конца не разбирая Устал… сил не было идти Преград так много на пути Не знал, куда ведёт дорога Но всё наделся на что-то Неясны были цели и мечты Я шёл лишь потому, что все куда-то шли В конце концов, остановился В душе моей была лишь пустота Я так хотел узнать, зачем идти мне и куда Не мог найти ответ на свой вопрос Задумываться стал тогда всерьез В действительности ли правилен мой путь?

И в этом ли моей всей жизни суть? И как найти правдивую дорогу? Попробовать решил я обратиться к Богу Он ждал, Он долго ждал меня Он звал, Его не слышал я Оберегал, хранил всегда в пути Надеялся, что я смогу к Нему прийти Услышал Он моей молитвы зов Поднял меня, обнял, оказывается Он и есть любовь!!! В Нём нет ни капли тьмы! Он каждого из нас зовёт и ждёт любя!

Dragon Age Tribute